Песнь о Вещем Олеге

Они стоят, опершись на круглый щит, на центральной площади села Старая Ладога. Рюрик и Олег — грозные воины, перепоясанные мечами. И маленькие домики улицы Варяжской по соседству с ними кажутся ещё меньше. Зато крепостные башни будто бы вырастают, черпая значимость и уверенность в стальном блеске варяжских кольчуг.

Приглашённый править Русью Рюрик появился на Ладоге в 862 году, и Ладога стала первой столицей русского государства. Просидел князь Рюрик на Ладоге не долго, ушёл в Новгород. С ним ушёл Олег, друг и сподвижник. После смерти Рюрика Олег долгие годы правил страной, формально считаясь опекуном и воспитателем его сына, малолетнего князя Игоря. Олег подчинил своей власти Киев и сел там князем, успешно воевал с Хазарским каганатом, прибил свой щит к вратам Царьграда. Но вдруг после очередного похода решил в Киев не возвращаться. Отправился на Ладогу, где умер. И всё было бы нормально, если бы не странная запись в Новгородской летописи: «…и уклюну змия в ногу, и с того умре; есть могила его в Ладозе…».

И тут же всплывает в памяти урок литературы в пятом классе. Или в шестом? Как стоишь у доски и зловещим голосом читаешь наизусть предсказание волхва из «Песни о Вещем Олеге»: «…и примешь ты смерть от коня своего». И эта фантазия великого Пушкина на тему русской истории становится чуть ли не самым ярким доказательством странности Олеговой судьбы. Поэтому однажды, в очередной раз оказавшись в Старой Ладоге, решаешь посвятить день осмотру восстановленной Старо-Ладожской крепости. Поднимаешься по узким лестницам на башни, проходишь по галереям, смотришь на фреску Георгия Победоносца в Георгиевском соборе. А уезжая, прельстившись великолепным видом на излучину Волхова, выходишь на высокий берег и понимаешь, что стоишь рядом с 10-метровым курганом и что этот курган здесь не один. Читаешь текст на прикреплённой к камню табличке: «…Олег Вещий… ?—912… сподвижник Рюрика…».

Вот он, Дружинный могильник! Здесь обрели покой многие варяги из тех, кто пришёл на Русь вместе с Олегом и Рюриком. Сюда стремился Олег, чувствуя приближение смерти. Он хотел лежать рядом с сородичами. Русь так и осталась для него чужбиной.

Похожие материалы

Дагестан. Имам Шамиль

Имам Шамиль обладал всеми качествами гениального полководца: военным талантом, выдержкой и настойчив...

Уральские были. Мамин-Сибиряк

Мамин-Сибиряк описывает минералогию, от которой захватывает дух. Рассказывает истории обретения знам...

Идущий за горизонт. Ермак Тимофеевич

«Российское могущество прирастать будет Сибирью»

Дело о Мултанских вотяках. Владимир Галактионович Короленко

Всем было понятно, что обвинение сфабриковано, но что делать? Корреспонденты местной газеты решили о...

Неистовый Виссарион. В. Г. Белинский

«Верю великой будущности России» — золото букв на мраморе постамента.

Ярославские комедианты. Фёдор Волков

В 21 год купеческий сын Фёдор Волков устроил в Ярославле публичный театр, вложив в дело свои капитал...

Три лика анархиста. Пётр Алексеевич Кропоткин

До сих пор не ясно, был ли князь сокрушителем устоев.

Живи как пишешь, и пиши как живёшь. К. Н. Батюшков

Константин Николаевич Батюшков первым стал на путь, по которому пошли за ним А. С. Грибоедов, К. Ф. ...

Былой России острова. Станкевич

Личность в истории развития новейшей русской литературы основополагающая, но забытая.